• 
 • 
 • 
 • 
Максим Кугаевский: Главная беда Гросса в том, что он так и не смог раз...

Максим Кугаевский: Главная беда Гросса в том, что он так и не смог разобраться в хитросплетениях российского биатлона

4 апреля 2018 года, среда 13:19

Тренер сборной команды Тюменской области по биатлону Максим Кугаевский в интервью РИА Новости развеивает миф о «тюменском» контракте старшего тренера мужской сборной России Рикко Гросса, объясняет, чем биатлонист Александр Логинов отличается от Евгения Гараничева, и признается, что никогда не мечтал о том, чтобы работать в сборной.

 

ТЮМЕНСКИЙ КОНТРАКТ

 

 — С тех самых пор, как мужскую команду возглавил четырехкратный олимпийский чемпион Рикко Гросс, в биатлонных кругах ходят упорные разговоры о том, что немецкого специалиста приглашали в Россию прежде всего под вашего личного ученика Евгения Гараничева и что этот контракт оплачен тюменскими деньгами. Прокомментируете?

 — Это не так. Контракт Гросса оплачивает Олимпийский комитет России, но почему-то никому из журналистов даже не пришло в голову это проверить. Во-вторых, сумма, которая все время фигурирует в разговорах о Гроссе и его якобы «тюменском» контракте, абсолютно не соответствует действительности. Она на порядок меньше.

 — Откуда вы это знаете?

 — Я довольно часто общаюсь с Рикко и всегда подшучиваю над ним по этому поводу. Говорю: «Рикко, дай интервью, объясни, наконец, людям, что ты не получаешь больше (Вольфганга) Пихлера. Гросс в этом отношении достаточно скромный человек. Его главная беда в том, что он так и не смог разобраться в хитросплетениях российского биатлона. Хотя все, кто непосредственно работал в команде, прекрасно понимают ситуацию.

 — Что именно вы имеете в виду?

 — Сами подумайте: почему первый год у команды Гросса был достаточно успешным, а потом вдруг все резко начало разваливаться?

 — У вас есть ответ?

 — Конечно. В первый год работы в тренерском штабе Рикко пять человек свободно разговаривали на разных языках. Это Александр Попов, Владимир Брагин, доктор, массажист, глава программы по компьютерному обеспечению, который до прихода в сборную порядка 10 лет прожил в Швейцарии. Все могли свободно общаться между собой, да и со спортсменами контакт был постоянный. Гросса поддерживали не только как четырехкратного олимпийского чемпиона, но и как одного из немногих немецких тренеров, кто имеет все три ступени тренерского образования. В Германии таких людей единицы, мне говорил об этом Роберт Кабуков, который десять лет жил и работал в этой стране, а сейчас работает в Казахстане вместе с Валерием Польховским. Но ровно через год, несмотря на все просьбы Гросса сохранить формат, тренеров и специалистов стали убирать. На второй сезон у него выбили трех человек. А главное — убрали его главную опору – Брагина и свели с Андреем Падиным.

 — Считаете, что Падин недостаточно хороший тренер?

 — Дело не в этом. А в том, что Андрей изначально не был готов работать вторым тренером под Гроссом. А Рикко изначально не имел никакой власти. Возможно, в какой-то степени ему недоставало характера, чтобы сказать »нет«. Падин же сразу пришел с амбициями: я буду заниматься функциональной подготовкой, ты идешь на »трубу«. И как бы всё…

 — Согласитесь, старший тренер должен быть с амбициями, и не проблема Падина, что их не хватило Гроссу.

 — Вопрос в том, чтобы амбиции были адекватны статусу. В биатлоне старший тренер сборной команды — это почти всегда функциональщик. Так сложилось, что наиболее успешно выступают команды, где функциональщик ведет тренировочную программу, а тренер по стрельбе встраивается в эту схему. Здесь же получилось так: в команду приходит второй тренер и сразу дает всем понять, что не намерен выполнять ничьи установки, потому что у него есть свое видение процесса.

 

ВЫНУЖДЕННАЯ МЕРА

 

 — Забирая Гараничева на индивидуальную подготовку под своим руководством, вы, получается, забирали его не от Гросса, а из этой обстановки?

 — Там была такая ситуация: на тренерском совете в сентябре месяце официально объявили, что Гараничев получил перенапряжение второй степени и тренироваться вместе с командой не может. Это было как раз следствием летней подготовки, проведенной по программе Падина. В предыдущие два сезона все шло нормально, достаточно сказать, что на пик формы Гараничев оба раза выходил к чемпионату мира. То, что он не брал медали, – другой вопрос, в биатлоне это часто не вопрос готовности спортсмена, а вопрос одного выстрела. Но Евгений всегда был лучшим из всех российских спортсменов — обыгрывал Шипулина, обыгрывал всех остальных.

Сложность работы со сборной заключается ведь еще и в том, что на этом уровне отдельные спортсмены уже имеют такой опыт и знания, что тренер им вообще не слишком нужен. Например, Александр Логинов. До него у меня вообще не было спортсменов, которые были бы так интеллектуально развиты. Саша читает не только Ремарка и Хемингуэя, но и более сложные книги по философии, психологии, разбирается в методиках подготовки. Применительно к биатлону с ним можно разговаривать на любую узкоспециальную тему, причем он будет доказывать свою точку зрения, используя чисто тренерскую методологию. Другими словами, Логинов способен на равных вести разговор с любым специалистом и тренироваться вообще без команды. Но таких единицы. Большинство спортсменов полностью зависит от тренера. Я был в шоке, например, когда увидел, какие тренировки проводил Падин в Тюмени. Там есть очень тяжелый круг, пять подъемов, и на этом круге мы обычно делали три-четыре серии шагово-прыжковой имитации. То есть, один круг спортсмены прыгают, второй – шагают, потом снова прыгают. У Падина спортсмены делали за тренировку семь кругов, и все прыжковые. Уже тогда я сильно засомневался в том, что кто-то из парней сможет выжить при такой нагрузке. В конце августа был контрольный старт, на котором Гараничев прошел два круга дистанции и остановился – не смог продолжать гонку. Его просто вырубило. Тогда я и сказал Гроссу: либо совсем забираю своего спортсмена из команды, либо в сентябре месяце он работает по отдельной программе.

В сентябре и октябре Гараничев сделал меньше 50% от общей работы, благодаря чему по чуть-чуть начал выходить из этого мертвого состояния. До января месяца показатели гемоглобина в крови ни разу не превысили отметку 140–142 единицы, хотя для нормального выступления должно быть 160–165. Поэтому мы и решили, что, если собираемся продолжать готовить Евгения к главным стартам, его нужно убирать с декабрьских этапов Кубка мира.

 — Планы Гараничеву писал Гросс?

 — Да. Но вел его в предельно щадящем режиме. Благодаря этому в Рупольдинге Евгений уже показал достаточно хороший ход. То же самое в Антхольце. Проблема возникла в другом – коэффициент стрельбы с 87–88 в марте упал на 82. Причем это все были выстрелы, которые принято называть решающими. Как правило, это был либо последний рубеж, либо последний выстрел.

 — Применительно к Гараничеву это всегда принято списывать на нервную систему.

 — Стрельба – это всегда в какой-то степени психология. Но был еще один нюанс. Женя третий год подряд менял ложе. Как только он начал это делать, коэффициент стрельбы стал резко уменьшаться.

 — А зачем он начал что-то менять, если все было хорошо?

 — Характер такой. Если что-то для себя решил, переубедить невозможно.

 

ЗАЩИТА ГАРАНИЧЕВА

 

 — Меня не покидает ощущение, что по отношению к окружающему миру ваш спортсмен постоянно занимает оборонительную позицию.

 — Объясню, почему. В свое время Евгению пришлось пробиваться в очень непростых условиях, скажем так. Его первый тренер и мой хороший друг Иван Снегирев работал кочегаром в школе — так получилось, что лыжная секция в школе имелась, а тренера найти не могли. Вот и попросили Снегирева, чтобы он занимался с мальчишками, раз уж сам в молодости бегал.

Пришли дети, стали заниматься, когда начались морозы, все разбежались. Остался один Гараничев – самый мелкий. Снегирев мне тогда рассказывал: мол, я все жду, когда ходить перестанет, а он ходит и ходит, ходит и ходит. Над ним в школе все смеялись: ты что, чемпионом мира собрался стать, что ли?

Когда Женька первый раз приехал на областной сбор в юниорскую команду, там было заведено выходить на зарядку в единой форме. А тут – парень из деревни, в трусах по колено, в китайских кедах, в какой-то футболке аляпистой… Тренер, не буду называть его фамилию, не придумал ничего лучшего, как при всем строе сказать: »Что это еще за чучело приехало на сбор?«

 — Жестоко.

 — Женька обиделся, собрал вещи и в тот же день уехал домой в деревню. Решил, что не для него все это. Пришлось Снегиреву ехать в Пермь, встречаться со всеми тамошними руководителями спорта, добиваться, чтобы парня одели, снова отправили в команду. И в результате зимой Гараничев стал чемпионом мира – выиграл юниорское первенство.

Это я к тому вам говорю, что у Евгения есть свои очень жесткие принципы. Он не пьет, не курит, не позволяет себе никаких развлечений. Все четко разложено по полкам: отбой, подъем, тренировка, железная дисциплина. С одной стороны, это хорошо, но, с другой — плохо. Потому что любая тренерская ошибка – неважно, моя ли это ошибка, Гросса или Падина – сразу приводит к плачевному результату. Как это, собственно, и произошло на том августовском сборе. Гараничеву ведь даже в голову не приходит, что тренерское задание можно не выполнить.

Я сам как-то был свидетелем, как Падин дал задание команде бежать 80-минутный кросс, потом собраться в тренажерном зале. Через час от начала тренировки вся сборная уже была в зале. Один Гараничев продолжал нарезать круги вокруг здания. Я тогда даже спросил его: мол, ты-то что в зал не идешь? А он часы показывает: »Еще двадцать минут осталось«.

Вот в этом он весь. У него не бывает скидок на плохое самочувствие, на биохимию, на настроение, на что-то еще. Думаю, это отложилось с детства. Что, если будешь хорошо и много работать, результат обязательно придет. В какой-то степени так оно и есть. Вы когда-нибудь считали, сколько за всю историю советского и российского спорта у нас было спортсменов, которым удавалось выигрывать индивидуальные олимпийские медали? А я считал, их 15. И в это число входит Гараничев. Вроде мелочь, а приятно.

 — Насколько сильно вас угнетает тот факт, что вашего спортсмена не ставят в эстафету на главных стартах?

 — В этом сезоне Гараничеву очень активно предлагали войти в эстафету. Предлагал Падин, предлагал Гросс. Но Евгений наотрез отказался. Сказал: »Ставьте другого человека, я не побегу«. То есть он сам для себя просто выкинул эстафету из головы. Интересно, что на Кубках мира Гараничев за много лет ни разу не подвел команду. Был даже прецедент на этапе в Антхольце, когда он сделал три промаха и тремя запасными патронами все три мишени закрыл. В биатлоне это высший пилотаж.

Но на чемпионатах мира у него происходит сбой в голове. В Холменколлене в 2016-м вы же видели, как он красиво прошел »лежку«, обошел кучу народа, пришел на второй рубеж: четыре выстрела попадает, пятый — мажет габарит. Потом признался, что, когда винтовку снял и полез за доппатронами, уже понимал, что не попадет. То есть какой-то пунктик у него в голове сложился, именно по поводу главных стартов. При этом Женька больше десяти раз заезжал в призы в эстафетах, шесть раз становился первым.

Я даже иногда думаю, может быть, он в чем-то прав? Необязательно на эстафетах зацикливаться, можно ведь бегать индивидуальные дисциплины.

 — 90% биатлонистов вам бы на это ответили, что эстафета – это почти гарантированный вариант медали.

 — Все так, но он же легких путей не ищет?

 

ВЫЖЖЕННАЯ ЗЕМЛЯ

 

 — Почему вы не соглашались войти в комиссию по рассмотрению и выдвижению тренерских кандидатур в сборную – сделали это только под давлением?

 — Понимаете, в чем дело… Я последний раз был в отпуске в 2013-м – уехал на две недели. И очень сильно рассчитывал, что в этом году мы с женой хоть ненадолго куда-то вырвемся, вместе отдохнем. Поэтому первая реакция была чисто эгоистичной – отказаться. Но раз выдвинули, буду работать.

 — А готовы назвать свои личные кандидатуры, кого бы из тренеров вы видели в национальной сборной?

 — Я еще в 2015-м говорил, что считаю нашей главной тренерской проблемой. У нас в биатлоне очень долго существовала одна и та же группа специалистов, которые периодически между собой менялись. И получилось так, что за ними осталась выжженная земля. 50-летних тренеров практически нет, 40-летних – и того меньше. А теперь посмотрите, во сколько лет пришел работать в сборную великий Александр Привалов? В 33 года. Во сколько лет в лыжных гонках стал работать великий Александр Грушин? В 39. Александр Гомельский в 25 принял баскетбольную команду, Анатолия Тарасова в пятьдесят с небольшим уже на пенсию списали.

А сейчас на посты в сборной претендуют даже те, кому под 70. Я когда-то читал одну из научных работ Томского университета, в которой были проанализированы графики выхода на пик результата. У тренеров-функциональщиков это 45–55 лет. После этого у всех идет спад.

В Ханты-Мансийске, например, довольно сильно критиковали Виталия Норицына, хотя всех лучших спортсменок в последних двух сезонах дала группа, которую он ведет вместе с Павлом Ланцовым. Но обратите внимание, кто именно критиковал. В подавляющем большинстве это люди, которым под 70 или даже больше. Считаю, что это просто страх уйти и дать возможность молодым начать реализовывать себя.

Мне очень понравилась работа Андрея Прокунина в Корее. Я бы вообще вытащил его обратно в Россию — вижу, насколько фанатично он работает. Андрей смог организовать систему, у него хорошая группа, причем состоит она тоже из русских специалистов. Вот таких людей нужно набирать, которые будут жить своей работой, не будут со сборов вылезать. Вы знаете, кстати, что в Корее сборы идут 60 дней подряд?

 — Да ладно?

 — Я сам был в шоке, когда узнал, что у корейцев меньше 40 дней сборов вообще не бывает. Андрей объяснил, почему сложилась такая система. Дело в том, что корейским спортсменам, когда они не находятся на сборах, не платят зарплату. А на сборе и кормят, и поят, и зарплата идет. Прокунин, знаю, очень тяжело к такому режиму привыкал. Но ведь все видят результат. Я говорю сейчас даже не о Тимофее Лапшине. У Прокунина даже »чистые« корейцы очень сильно поднялись.

За такими тренерами, считаю, в биатлоне будущее. Взять того же Гросса: вот сейчас он уйдет, в Австрию или куда-то еще, и начнет нас обыгрывать. А мы будем локти кусать: какого специалиста потеряли! Как было с Пихлером.

 — Считаете, все произойдет именно так?

 — Когда Гроссу руки развяжут? Почти уверен в этом.

 — Вы видите хоть какой-то процент вероятности того, что Рикко может остаться в сборной?

 — Знаю, что сам он очень этого хочет, и дело здесь совершенно не в деньгах. Но вряд ли станет ждать, пока мы »запрягать« начнем.

 — А сколько времени вы собираетесь запрягать?

 — В моем понимании, раньше 18 мая ничего не решится. И это очень плохо, потому что в двадцатых числах мая уже должна быть начата подготовка к следующему сезону. Я не люблю систему, которая присутствует у нас в молодежных командах. Когда они работают без дней отдыха и начинают новый сезон с конца апреля. При такой системе больше людей умирает, чем доживает — слишком большой отсев. Знаю, скандинавы по этой системе одно время работали, но быстро отказались. В юниорском возрасте это жесткий перебор.

 

ВЫБОР ШИПУЛИНА

 

 — Вам самому никогда не хотелось стать старшим тренером сборной России?

 — Нет.

 — Почему?

 — Я дважды работал в сборной, когда меня приглашал Валерий Польховский – просто не хотелось ему отказывать, скажем так. Но не могу сказать, что получаю большое удовольствие от работы с первыми людьми. Работа с резервом мне нравится гораздо больше. Я вижу их неумелых, потом вижу, как они растут. Для того чтобы работать со звездами, нужно иметь определенный тип характера.

 — Но вы ведь работаете с Гараничевым, с Логиновым.

 — Это немножко другая работа, индивидуальная, когда у человека возникают проблемы. Основная моя задача заключается в другом: найти талант, сберечь его, вырастить, суметь положить в обойму сборной.

 — Не обидно понимать, что вы ищете таланты, поднимаете их до какого-то уровня, а потом своими руками отправляете в »черную дыру".

 — Я вам так скажу: когда есть спортсмены уровня Антона Шипулина, Логинова, Гараничева и прочих, их хоть в какую дыру кидай, они все равно своего добьются. Так было в биатлоне всегда. Какая разница, допустим, с кем тренировались Сергей Чепиков или Сергей Тарасов? Когда говорят, что тренеры кого-то угробили, надо понимать, что угробить можно середняка. Хотя при грамотной тренерской работе можно из спортсмена с достаточно средними данными получить чемпиона мира. А по-настоящему талантливого спортсмена не угробишь ничем.

 — То есть вы не разделяете точку зрения, что для Шипулина нынешний сезон получился хуже некуда?

 — Тут вопрос двоякий. Я, например, согласен с позицией Александра Ивановича Тихонова, что мы в этом сезоне недосчитались очень многих медалей. Но по Шипулину, считаю, ситуация другая. Антон, безусловно, – это самый статусный спортсмен и, возможно, самый талантливый из тех, кто был на моей памяти после Сергея Чепикова. Из всех наших биатлонистов, кого я видел в своей жизни, Чепикова я, не задумываясь, поставил бы на первое место, а Шипулина — на второе. Насколько Антон себя реализовал, это отдельная тема. У меня, как у тренера, нет претензий ни к Андрею Крючкову, ни к Андрею Гербулову, которые работали с Шипулиным после Игр в Сочи. Они делали всё, что могли. Мы не можем знать сейчас, что могло быть, если бы Антон продолжил работать в команде. Кто может дать гарантию, что не стало бы еще хуже? Но так или иначе спортсмен пошел другим путем. Создал свою команду, создал себе свой максимально комфортный режим. А когда решение относительно своей подготовки принимает спортсмен, мы имеем то, что имеем.

Биатлон

Впервые в программе ОИ: 1924 Шамони
В программе ОИ (раз): 17
Страны (НОК): 55
Страны, завоевавшие медали: 23
Участники соревнований: 1401
Страны-лидеры Σ
1.Германия19211252
2.Норвегия16151041
3.Россия106824

Справка по теме

  • Справка
  • Календарь

Биатлон
Кубок Мира 2018/2019

Начало: 30 ноября 2018 года
Окончание: 24 марта 2019 года

Биатлон: Кубок Мира 2018/2019

Рейтинги, зачёты

Биатлон: Кубок Мира

Сезон 2017/2018: Общий зачёт: мужчины на 25-03-2018

М НОКОчки
1FOURCADE MartinФранция1116.00
2BOE Johannes ThingnesНорвегия1027.00
3SHIPULIN AntonРоссия697.00
4PEIFFER ArndГермания668.00
5HOFER LukasИталия637.00
6FAK JakovСловения602.00
7BOE TarjeiНорвегия591.00
8DESTHIEUX SimonФранция579.00
9DOLL BenediktГермания532.00
10FILLON MAILLET QuentinФранция518.00

Сезон 2017/2018: Общий зачёт: женщины на 25-03-2018

М НОКОчки
1MAKARAINEN KaisaФинляндия822.00
2KUZMINA AnastasiyaСловакия819.00
3DOMRACHEVA DaryaБеларусь804.00
4DAHLMEIER LauraГермания730.00
5WIERER DorotheaИталия681.00
6VITTOZZI LisaИталия588.00
7BESCOND AnaisФранция582.00
8VITKOVA VeronikaЧехия545.00
9HILDEBRAND FranziskaГермания539.00
10HINZ VanessaГермания522.00

Сезон 2017/2018: Кубок Наций: мужчины на 22-03-2018

МНОКОчки
1Норвегия6458.00
2Франция6129.00
3Германия5910.00
4Россия5623.00
5Италия5228.00
6Австрия5100.00
7Швеция4916.00
8Словения4327.00
9Швейцария4302.00
10Чехия4073.00

Сезон 2017/2018: Кубок Наций: женщины на 23-03-2018

МНОКОчки
1Германия6179.00
2Франция5887.00
3Италия5407.00
4Россия5237.00
5Норвегия5232.00
6Украина5097.00
7Швеция5024.00
8Беларусь4912.00
9Швейцария4532.00
10Чехия4482.00