• 
 • 
 • 
 • 
Юрий Бородавко: Мы связаны по рукам и ногам, ничего нельзя прогнозиров...

Юрий Бородавко: Мы связаны по рукам и ногам, ничего нельзя прогнозировать

1 мая 2020 года, пятница 22:54

Старший тренер сборной России по лыжным гонкам Юрий Бородавко дал интервью проекту «На лыжи», в котором подвёл итоги выступления лыжников своей группы в прошедшем сезоне, проанализировал возможности и тренировочный процесс каждого из своих подопечных, а также очертил планы на предстоящий сезон.

– В вашей группе перед следующим сезоном пополнение – Наталья Мекрюкова. В интервью нашему проекту президент ФЛГР Елена Вяльбе сказала, что вы сами попросили отдать вам эту спортсменку. Чем она вас привлекла?

– На самом деле это было желание самой Натальи. Она хотела работать в моей группе. Я точно знаю, что её многие не то, что отговаривали, но советовали подождать. Я до сих пор лично так и не поговорил со спортсменкой, а делать это по телефону не вижу никакого смысла. Дождёмся первого сбора и пообщаемся.

Мы много разговаривали про Наталью с её личным тренером Евгением Сергеевичем Ванюковым. Он сказал, что девочка заряженная, физически достаточно сильная. Может быть, есть определённые недостатки в подготовке, недостаточная база, но спринт и короткие дистанции бегает очень быстро. В прошедшем сезоне она достаточно ровно выступала как в спринте, так и в дистанционных гонок. На сегодняшний день она совершенно точно одна из лучших лыжниц-юниорок в России.

– Когда разговариваете с личными тренерами, объясняете, что ждёт их подопечных?

– Мы стараемся предварительно прояснить всё до мелочей. Я обязательно говорю, над чем спортсмен или спортсменка будут работать в предстоящем сезоне, насколько они готовы выдержать нагрузки, насколько они одарены физически, технически, коррекционно, на каком пульсе работают, какой МПК, вес. В случае с Мекрюковой мы всё обсудили досконально. Я пришёл к выводу, что она не сможет выполнить полностью те нагрузки, которые получают другие лыжницы. Но она будет делать то, что сможет сделать. Её объёмы будут скорректированы, как Непряева она тренироваться не будет. Становление спортсменов, которые приходят во взрослые команды, происходит не сразу. Всем даётся время. Наташа – физически крепкая, у неё высокие взрывные качества. Есть перспектива увеличить её дистанционную скорость, поддержать и даже поднять спринтерские качества.

– На что вы прежде всего обращаете внимание, когда отбираете спортсменов в группу?

– Заряженность. Насколько сам спортсмен хочет добиться результатов и готов для этого работать. У нас много примеров, когда из достаточно скромных юниоров вырастали сильнейшие лыжники. Один из самых ярких – Алексей Прокуроров, который и функционально был не очень одарён, и физически чуть выше среднего. Но он стал олимпийским чемпионом и чемпионом мира и на протяжении многих лет радовал нас своими результатами! У него было огромное желание, он всего себя посвятил тренировкам и развитию. Максим Вылегжанин без высоких результатов в юниорах тоже достиг практически всех вершин во взрослом спорте. Если у спортсмена есть желание становиться лучше – мы сработаемся.

– Что случилось с Машей Истоминой? Куда она пропала?

– С октября 2019 года Маша лечилась. Чтобы поставить ей точный диагноз, несколько раз собирались врачебные консилиумы. Выяснилось, что у неё врождённые проблемы с пяточным суставом. Разворот пяточной кости не такой, как у обычного человека. Это мешало ей сдвигать таранную кость вперёд, а в результате происходил «наезд» на сухожилия малоберцовой кости. Болевой синдром из-за такого трения был настолько сильный, что она не могла выполнять необходимую работу при коньковом ходе.

Было принято решение о консервативном лечении. Специалисты разработали специальный комплекс упражнений, который она выполняла по ходу сезона. В конце сезона Маша уже пыталась тренироваться в полную силу, выходить на привычные для себя объёмы. Хочется верить в то, что проблемы позади – предпосылки к этому есть.

– Тренеры юниорской сборной описывали Истомину, как самую одарённую в физическом и функциональном плане спортсменку.

– Для своего веса в 51 кг она физически очень сильная, с прекрасной растяжкой, одарена функционально. Вот только не получилось полноценно посмотреть на неё в прошлом сезоне. В концовке сезона на контрольных тренировках прежних боли и дискомфорта у неё уже не было. Потенциально она способна на очень высокие результаты.

– Что можете сказать про Лидию Дуркину и Анну Жеребятьеву?

– Ни я, ни спортсменки не были довольны показанными в завершившемся сезоне результатами. Перед стартом сезона с Лидой мы договорились попробовать кое-какие изменения в сравнении с тем, что делали обычно. Но эти изменения на пользу спортсменке не пошли. В конце сезона мы встретились, всё обсудили и решили вернуться к прежнему варианту подготовки. Нам он казался неправильным, но при этом она поднималась до 12 места на этапе Кубка мира. А в прошедшем сезоне результаты оказались значительно ниже.

У Ани были проблемы с позвоночником. Они проявились в начале подготовительного сезона. После обследования врачи рекомендовали полностью убрать силовую и прыжковую работу, то есть всё то, что увеличивало давление на позвоночник. Жеребятьева выполняла только дистанционную работу. При её небольшой мышечной массе и отсутствии силовой работы это было критично и не позволило Ане забежать даже в топ-30 в гонках Кубка мира. Но если она проведёт полноценную подготовку, то и результаты будут совсем другие. Планировали сделать ей комплексное обследование в ФМБА, чтобы принять окончательное решение, но пока всё закрыто из-за коронавируса. Ждём, когда ограничения будут постепенно сниматься.

– Вы сказали в начале интервью «как Непряева она тренироваться не будет». А как тренируется Наталья Непряева, какие объёмы выполняет? Или это тайна?

– Нет тут никакой тайны. Естественно, что она делает объёмы больше, чем другие девчонки, чем это делали Лида Дуркина и Маша Истомина. Я даю задание в часах. И за два часа на роллерах Непряева может пройти 54 км, Дуркина – 50 км, Истомина – 47 км. Задание выполнили все, но с разным километражем. При этом каждый шёл на своём пульсе, со своей мощностью отталкивания, на своём лактате.

– А если брать всю сборную России? Непряева больше всех делает?

– Не могу сказать, какие объёмы делают спортсменки в группе Маркуса Крамера, потому что не знаю об этом.

– За группой Крамера вы не следите. А за тем, что делают на тренировках норвежки, шведки, финки? Или это вам не интересно?

– Почему? Всегда интересно, что и как делают конкурентки. Мы знаем, что норвежки – Тереза Йохауг, Хайди Венг, Ингвильд Остберг, близняшки Тириль и Лотта Венг тренируются очень много и достаточно интенсивно. То количество интервальной работы, которое они делают, для многих наших спортсменок является запредельным. Российские лыжницы не смогут выдержать ту работу, которую выполняют Йохауг, старшая Венг и Остберг. К объёмам работы такой мощности нужно подойти. Ведь у спортсменок уходят годы на формирование мышечной системы, сердечно-сосудистой системы, и все того, что позволяет выдерживать подобные нагрузки.

То же самое справедливо и для спортсменок других сборных за исключением шведок Фриды Карлссон и Эббы Андерсон. Никто не справится с такими объёмами. А шведки и в юниорах выполняли большой объём, а уж то количество скоростной работы, которую они делали раньше и делают сейчас, не под силу нашим девчонкам.

– В том числе и Непряевой?

– Мы с Наташей идём немного другим путём, не так интенсивно работаем особенно в первой половине лета, когда мы очень много внимания уделяем физической работе, объёмной работе. Только после переходим на увеличение специальной силы, и лишь в августе переходим к интервальной работе. Основное время мы посвящаем базовой работе, которая является основополагающей в лыжном спорте.

– Те задачи, которые ставились перед Непряевой перед началом сезона, выполнены полностью? Насколько вы довольны её развитием, как лыжницы?

– Наташа могла бы выступать и лучше, но определённые черты характера не позволяют ей это сделать. В какой-то мере она довольствуется малым, не тренируется в полном объёме так, как она может. У неё всё время есть запас прочности, на предел своих возможностей она пока не выходит.

– Получается, её постоянно нужно мотивировать или чем-то разозлить?

– Мотивировать нужно, но у неё и так с каждым годом мотивация всё выше, самосознание растёт. Но тут нужно учесть и мой характер: я ведь тренер-максималист и хочу, чтобы всё было идеально. А так не бывает. В чём-то обязательно будет не так, как планируешь. Для Наташи слабым местом на данный момент является домашняя подготовка. На сборах она работает достаточно хорошо, старается. Ровные и спокойные тренировки она делает вместе с ребятами. Пусть выдерживает не полную тренировку, но большую часть. А кросс-походы – вместе с парнями и по объёму, и по интенсивности.

– Какой ориентир ставится перед Непряевой? «Наташа, нам нужно сократить отставание от Йохауг в дистанционных гонках на столько-то», в каком-то ином формате или ориентиров нет?

– Именно такие ориентиры и ставятся: сократить отставание от Терезы, а в отдельных гонках и обыгрывать её. Проблема в том, что в лыжных гонках многое зависит не только от тебя, но и от уровня готовности твоих конкурентов. Ты не видишь их, не знаешь, как они тренируются. Если в лёгкой атлетике условия стандартные, и есть множество контрольных точек для снятия показаний, то в лыжных гонках это нереально.

Что мы можем сделать? Только проводить контрольные тренировки в те же сроки и в тех же условиях, что в прошлом сезоне, чтобы иметь возможность сравнить. Можно сравнить время на имитационных кругах, на силовых тренировках заменять количество повторов в одном подходе, высоту запрыгивания. Но контрольных точек совсем немного!

А на этот раз перед сезоном их ещё меньше было. В Отепя, где мы всегда проводили контрольные старты, положили новый асфальт. Это другая плотность, другие характеристики трассы, а в итоге – другая скорость. Кросс же по стандартному кругу не проводили, поскольку часть спортсменов уехали на чемпионат мира по лыжероллерам. И всё же какой-то анализ мы делали. По тренировкам было видно, что Непряева прибавляла. Её скорость выросла примерно на 3–4 процента.

 

– Первый год в вашей группе отработал Александр Терентьев. Болельщики ждали от него более результативных выступлений.

– Саша – очень сильный спортсмен. Природа-матушка одарила его уникальным здоровьем, но к этому здоровью нужно и голову подключить. У Терентьева при переходе ко мне в группу была сильная боязнь предстоящих нагрузок. Он даже тренироваться в полную силу не мог. Саша не смог себя реализовать функционально, в дистанционной программе. Ему ставилась задача хорошо выступать в спринтерских дистанциях и стартовать в гонках на 15 км.

Но в дистанционную группу в сборной России на Кубок мира пробиться сложно, конкуренция очень высокая, не такая, как в спринте. Так что всю первую половину сезон он бегал только спринт, а дистанции бегал только на контрольных тренировках. Конечно, это сразу сказалось на его функциональной подготовке. Терентьев сильно просел в дистанционных гонках даже по сравнению с прошлым годом. В середине сезона мы всё обсудили и приняли решение готовиться к молодёжному чемпионату мира через гонки в России. Потом он рассказывал, что с каждой гонкой прибавляет.

Скажу так, Терентьев может вырасти в первоклассного спринтера. У него невероятные взрывные качества и очень сильные мышцы. Он должен просто окрепнуть морально и понять, что если он ставит перед собой задачи высокого уровня, то и уровень тренировок должен быть соответствующий. Невозможно пробиться в лидеры на Кубке мира, выполняя объём 5–6 тысяч километров. Всё зависит только от него самого. Но в следующем сезоне с ним можно связывать большие надежды в тех стартах, на которые Саша будет заявлен.

– Насколько довольны выступлением Алексея Червоткина и Дениса Спицова?

– Они разными путями шли. Червоткин в октябре был в отличной форме – можно было рассчитывать на попадание как минимум в призы в гонках Кубка мира, а в отдельных гонках ждать побед. Но Алексей подхватил в ноябре болезнь, запустил, а в итоге весь месяц просто провалялся. На лыжи он встал только 22 ноября. Проколы гайморовых пазух и сильные антибиотики отбросили его готовность до катастрофически низкого уровня. Единичные проблески в отдельных гонках были, но выйти на тот уровень, что было у него в конце октября, Червоткин не смог.

Спицов начал подготовительный сезон не лучшим образом. С первого сбора было видно, как сложно ему даётся нагрузка. А всё потому, что во время домашней подготовки сделал далеко не всё, что было необходимо. Отсюда проблемы начали накручиваться как снежный ком. За лето он дважды серьёзно переболел, и дважды вылетало по половине сбора – от 7 до 10 дней. Это непозволительная роскошь. Но он смог собраться, зимой у меня были точечные хорошие выступления, особенно на «Тур де Ски». Это говорит о могучем организме и большом потенциале. Но шаг вперёд Денис сделать не смог – ни в физическом, ни в техническом плане. Он и сам отметил, что те слабости, которые были у него в классике и коньке, так и остались. При условии полноценной работы и устранения этих недочётов Спицов может очень сильно прибавить.

– Юрий Викторович, скажите, Андрей Собакарёв всё-таки универсал, спринтер или дистанционщик?

– Я его называю спринтером поневоле. В прошлом сезоне он достаточно успешно выступил в мини-туре в Руке, а потом пошёл по спринтерскому пути. По спринтерской же квоте попал на «Тур де Ски», но при это очень неплохо проявлял себя и в дистанционных гонках. Я его считаю сильным и талантливым спортсменом, но Собакарев больше дистанционщик, чем спринтер. Да, спринт, особенно классический, при хорошей готовности он может хорошо бегать, взрывных качеств достаточно, но мы уже с ним обсудили, что больше внимания уделим дистанционной работе.

– Вы сказали, что Наталья Непряева ещё далека от пределов своих возможностей. Александр Большунов – тоже?

– Нет предела совершенству. Скажу честно, были некоторые моменты, с которыми не смогли справиться. Поэтому к предстоящему сезону будем готовиться несколько иначе. Пути развития уже намечены. Скажу сразу, сумасшедших прибавок ждать не стоит. Когда спортсмен подходит к своему пику, эти прибавки незначительны.

Но можно прибавлять не только в объёмах и физических нагрузках. Давайте вспомним, что говорили про Большунова ещё два-три года назад: очень сильный классист, но достаточно средний лыжник в плане конькового хода. А сейчас? У Большунова коньковые гонки получаются зачастую даже лучше, чем классические!

Точки роста в борьбе с самим собой у него есть. Я уже сказал, что желание спортсмена улучшить самого себя играет огромную роль. Большунов работает над теми вещами, которые другие считают мелочами. А для него нет мелочей. Он очень требователен как к себе, так и к тем специалистам, которые работают рядом с ним. Его тренировочному процессу ничто и никто не должен мешать.

– Александр Большунов действительно сказал про вас, что «Юрий Викторович стал слишком добрым»?

– Он имел в виду, что добрым я стал по отношению к другим спортсменам своей группы, давал им какие-то послабления. Не по отношению к нему. Это говорит о том, что работа, которую я предлагал, для Александра являлась уже недостаточной, он постоянно добавлял.

– Но ведь так загнать себя можно.

– У нас такая договорённость: я даю задание, а он выполняет его в зависимости от своего состояния. То есть точку завершения тренировки он определяет сам. Саша очень тонко чувствует свой организм, в этом отношении я ему доверяю абсолютно. Но визуальный контроль всё равно веду: заглядываю в глаза, спрашиваю про пульс, и если вижу, что всё, пора заканчивать, просто встаю у него на пути.

В нашей совместной работе был момент, когда мы прошли по лезвию ножа и едва не сорвали подготовку к Зеефельду-2019. У него начал вырабатываться динамический стереотип на движения. Мышечная система адаптируется к более медленным движениям, и так сразу переключиться на более быстрые не позволяет. Такой переход может затянуться. Именно поэтому в начале чемпионата мира Большунов только начал разгоняться, а его пик пришёлся ближе к середине. Планировалось же выйти на пик к старту турнира.

– Через ваши руки прошли практически все звёзды мужской сборной России по лыжным гонкам. Большунов функционально самый одарённый?

– Если брать только беговую работу, то он идёт вторым, совсем немного проигрывая Александру Легкову. За точку отсчёта я брал срезовые показатели на круге в Отепя. Возможно, в условиях соревнований Большунов показал бы такой же результат, на контрольных тренировках это просто невозможно сделать.

– Дайте, пожалуйста, честный ответ: перед началом сезона думали о победе в Кубке мира?

– Александр не просто думал об этом, а поставил перед собой конкретную цель, я с ним согласился. Под эту задачу и был выстроен весь тренировочный процесс, спланировано участие практически во всех этапах Кубка мира для борьбы за главный трофей. Но ещё раз повторю, лыжные гонки – контактный вид спорта. Нет гарантий, что ты сделаешь абсолютно всё, что планировал, повторишь тренировочную программу и будешь готов к победе на чемпионате мира или Олимпиаде. Честно, предпосылки к успешному выступлению Большунова были, но многое зависело и от его соперников. Кто же мог предположить, что Мартин Сундбю в прошедшем сезоне окажется настолько неконкурентоспособен?

– Вы постоянно говорите про соперников. А кто, кроме Сундбю, ещё вас удивил?

– В каждой гонке находится тот, кто удивляет. Отмечу прогресс норвежца Симена Крюгера в классическом ходе. То, что он сумел сделать на марафоне в Холменколлене… Да раньше никто бы на него не поставил! Крюгер просто не мог выступать на таком уровне в классике. Удивил и Йоханнес Клебо, который постоянно прибавляет в соревновательной скорости на длинных дистанциях. На том же самом марафоне он прошёл 40 км в общем группе при достаточно высоком темпе. Удивили меня с негативной стороны шведы и итальянцы. Даже Федерико Пеллегрино был совсем не тем, к которому все привыкли. Хотел бы обратить внимание ещё вот на что. Если не брать в расчёт Большунова и Клебо, все лидеры лыжных гонок – спортсмены, которым под 30 или за 30. Это ещё раз доказывает, что лыжные гонки – спорт не мальчиков, а серьёзных мужиков.

– В вашей группе два абсолютных лидера сборной России. Но если Непряевой можно тянуться за парнями, то как работать Большунову? Другие парни могут быть достойными спарринг-партнёрами, или он работает один?

– Конечно, могут. В беговой работе – и Червоткин, и Спицов, на лыжероллерах – Червоткин. В отдельных тренировках они вполне могут его поддержать. Но Большунов такой спортсмен, который любит работать один, не отвлекаться ни на что. У него такой подход, такое воспитание, такое отношение.

– Вы сказали, что российские лыжницы не смогут выполнять те же объёмы, что и норвежки. А в отношении Большунова можно сказать, что его работу не сможет выдержать никто?

– Если всю его работу перевести в часы, то тренироваться больше, чем это делает Александр, очень трудно, если вообще возможно. Вполне вероятно, что в каких-то марафонских группах, где перед спортсменами стоят другие задачи, кто-то из спортсменов и выполняет примерно такую же работу. Но если брать лыжников, которые выступают в Кубке мира, то никто не тренируется больше.

– В условиях самоизоляции как-то контролируете своих спортсменов?

– Нет, этого не нужно. Мы созванивались с ними, с кем-то и повторно, я дал свои рекомендации в отношении тренировочного процесса дома. Понимаете, они все профессионалы, которые сами должны знать, что им нужно. Каждый тренируется индивидуально в зависимости от тех возможностей, которые есть в их регионах. Кто-то может бегать в лесу, кто-то даже на роллеры может встать. У всех есть универсальные тренажёры – камни, с которыми тоже можно вполне успешно работать. Сказать, что кто-то заперт в четырёх стенах и вообще не может никуда выйти, я не могу. Но все хотят быстрее на сборы, чтобы начать целенаправленную подготовку. Домашние тренировки со сборами не сравнить.

– Вы впервые оказались в такой ситуации в своей карьере?

– Да. Мы связаны по рукам и ногам, ничего нельзя прогнозировать, никто ничего не знает. Мы не можем сказать, поедем ли на традиционный сбор в Отепя в июне или в июле, или вообще не поедем. Для своей группы я прорабатываю вариант со сборами в России пока до августа. Не улучшится ситуация – все сборы проведём в России. Да и соревнования готовы здесь бегать. Для спортсмена-профессионала не должен иметь значения статус соревнований. Конкуренция у нас высокая, и доказывать свою

Лыжные гонки

Впервые в программе ОИ: 1924 Шамони
В программе ОИ (раз): 23
Страны (НОК): 88
Страны, завоевавшие медали: 21
Участники соревнований: 2848
Страны-лидеры Σ
1.Норвегия474232121
2.Швеция31252480
3.СССР25222168

Справка по теме

  • Справка
  • Календарь

Лыжные гонки
Кубок Мира 2020/2021

Начало: 27 ноября 2020 года
Окончание: 21 марта 2021 года

Лыжные гонки: Кубок Мира 2020/2021

Рейтинги, зачёты

Лыжные гонки: Кубок Мира

Сезон 2019/2020: Общий зачёт: мужчины на 08-03-2020

М НОКОчки
1BOLSHUNOV AlexanderРоссия2221.00
2KLAEBO Johannes HoesflotНорвегия1726.00
3GOLBERG PaalНорвегия1311.00
4KRUEGER Simen HegstadНорвегия1260.00
5ROETHE SjurНорвегия1257.00
6NISKANEN IivoФинляндия1221.00
7HOLUND Hans ChristerНорвегия954.00
8USTIUGOV SergeyРоссия908.00
9IVERSEN EmilНорвегия875.00
10COLOGNA DarioШвейцария649.00

Сезон 2019/2020: Общий зачёт: женщины на 07-03-2020

М НОКОчки
1JOHAUG ThereseНорвегия2508.00
2WENG HeidiНорвегия1697.00
3NEPRYAEVA NataliaРоссия1356.00
4JACOBSEN Astrid UhrenholdtНорвегия1289.00
5OESTBERG Ingvild FlugstadНорвегия1110.00
6DIGGINS JessicaСША1078.00
7ANDERSSON EbbaШвеция891.00
8MAUBET BJORNSEN SadieСША855.00
9PARMAKOSKI KristaФинляндия829.00
10STADLOBER TeresaАвстрия793.00

Сезон 2019/2020: Кубок Наций: мужчины на 08-03-2020

МНОКОчки
1Норвегия7330.00
2Россия5364.00
3Финляндия2360.00
4Швеция2222.00
5Франция2033.00
6Швейцария1488.00
7Италия1185.00
8Германия763.00
9Великобритания401.00
10США384.00

Сезон 2019/2020: Кубок Наций: женщины на 07-03-2020

МНОКОчки
1Норвегия7191.00
2Швеция4694.00
3США3228.00
4Финляндия2421.00
5Россия2178.00
6Германия1232.00
7Словения1051.00
8Швейцария1000.00
9Австрия804.00
10Чехия615.00